Динамика ВВП Китая

До 1990 года

ГодРост ВВП
1981+5.2%
1982+9%
1983+10.8%
1984+15.2%
1985+13.6%
1986+8.9%
1987+11.7%
1988+11.3%
1989+4.2%

1990 - 1999 гг

ГодРост ВВП
1990+3.9%
1991+9.3%
1992+14.3%
1993+13.9%
1994+13.1%
1995+11%
1996+9.9%
1997+9.2%
1998+7.9%
1999+7.6%

2000 - сейчас

ГодРост ВВП
2000+8.4%
2001+8.3%
2002+9.1%
2003+10%
2004+10.1%
2005+11.4%
2006+12.7%
2007+14.2%
2008+9.6%
2009+9.2%
2010+10.6%
2011+9.5%
2012+7.8%
2013+7.7%
2014+7.3%
2015+6.9%
2016+6.7%
2017+6.9%
2018+6.6%

Обзор экономики Китая

С конца 1970-х годов Китай перешел от закрытой, централизованно-плановой системы экономики на более рыночно-ориентированную систему, играющую основную глобальную роль. В Китае реформы проводились поэтапно, что привело к повышению эффективности, которое способствовало более чем десятикратному увеличению ВВП с 1978 года. Реформы начались с поэтапного отказа от коллективизированного сельского хозяйства и были расширены за счет постепенной либерализации цен, фискальной децентрализации, увеличения автономии для государственных предприятий, рост частного сектора, развитие фондовых рынков и современной банковской системы, а также открытость для внешней торговли и инвестиций. Китай продолжает проводить промышленную политику, осуществлять государственную поддержку ключевых секторов и ограничительный инвестиционный режим. С 2013 по 2017 год Китай имел одну из самых быстрорастущих экономик в мире, в среднем реальный рост которой составлял чуть более 7% в год. Измеренная на основе паритета покупательной способности (ППС), с учетом регулирования разницы в цене, экономика Китая в 2017 году стала крупнейшей в мире, впервые в современной истории превзойдя США в 2014 году. Китай стал крупнейшим в мире экспортером в 2010 году и крупнейшей торговой страной в 2013 году. Тем не менее, доход на душу населения в Китае ниже среднего мирового уровня.

вид на бетонные джунгли Шанхая с одного из небоскребов Пудуна - делового района этого китайского мегаполиса

В июле 2005 года перешел на систему обменных курсов, которая привязана к корзине валют. С середины 2005 года до конца 2008 года юань укрепился более чем на 20% по отношению к доллару США, но обменный курс оставался практически привязанным к доллару с начала мирового финансового кризиса до июня 2010 года, когда Пекин объявил, что возобновит постепенное повышение курса. С 2013 года до начала 2015 года юань оставался стабильным по отношению к доллару, но с середины 2015 года до конца 2016 года он упал на 13% на фоне сильного оттока капитала; в 2017 году юань возобновил укрепление по отношению к доллару - примерно на 7% с конца 2016 года до конца 2017 года. В 2015 году Народный банк Китая объявил, что он будет продолжать настойчиво добиваться полной конвертируемости юаня после того, как валюта будет принята как часть специальной корзины прав МВФ на получение прав заимствования. Однако с конца 2015 года правительство Китая усилило контроль над капиталом и надзор за иностранными инвестициями, чтобы лучше управлять обменным курсом и поддерживать финансовую стабильность.


Правительство Китая сталкивается с многочисленными экономическими проблемами, включая:

  1. снижение высоких темпов роста внутренних сбережений и, соответственно, уменьшение потребительского спроса на внутреннем рынке;
  2. обременение высоким корпоративным долгом для поддержания финансовой стабильности;
  3. контроль за внебалансовым долгом местных органов власти, используемым для стимулирования финансовой инфраструктуры;
  4. создание возможностей трудоустройства с более высокой заработной платой для активного среднего класса, включая сельских мигрантов и выпускников колледжей, при сохранении конкурентоспособности;
  5. ослабление спекулятивных инвестиций в секторе недвижимости при отсутствии резкого замедления экономики;
  6. сокращение избыточных производственных мощностей;
  7. повышение темпов роста производительности за счет более эффективного распределения капитала и государственной поддержки инноваций.
китайский высокоскростной поезд стоит у платформы. В Китае в относительно короткий срок была построена самая протяженная в мире сеть скоростных и высокоскоростных железных дорог, с которой не могут сравниться ж/д сети стран ЕС и Японии, не говоря уже о США.

Экономическое развитие в прибрежных провинциях продвинулось дальше, чем во внутренних районах страны, и к 2016 году более 169,3 миллиона трудящихся-мигрантов и их иждивенцев переехали в городские районы в поисках работы. Одним из результатов политики Китая в области регулирования рождаемости, известной как «политика одного ребенка», которая была смягчена в 2016 году, чтобы позволить всем семьям иметь двоих детей, является то, что Китай в настоящее время является одной из наиболее стремительно стареющих стран в мире. Ухудшение состояния окружающей среды - особенно загрязнение воздуха, эрозия почвы и устойчивое снижение уровня грунтовых вод, особенно на севере - это еще одна долгосрочная проблема. Китай продолжает терять пахотные земли из-за эрозии и урбанизации. Правительство КНР стремится увеличить мощности по производству энергии из других источников, помимо угля и нефти, уделяя особое внимание развитию природного газа, ядерной энергетики и экологически чистых источников энергии. В 2016 году Китай ратифицировал Парижское соглашение, многостороннее соглашение по борьбе с изменением климата, и взял на себя обязательства остановить рост выбросов в атмосферу двуокиси углерода (углекислого газа) между 2025 и 2030 годами.

солнечная электростанция и ветрогенераторы в провинции Цзянси на юго-востоке Китая

13-й Пятилетний План Правительства, обнародованный в марте 2016 года, подчеркивает необходимость увеличения инноваций и стимулирования внутреннего потребления, чтобы сделать экономику менее зависимой от государственных инвестиций, экспорта и тяжелой промышленности. Тем не менее, Китай добился большего прогресса в субсидировании инноваций, чем в перебалансировке экономики. Пекин взял на себя обязательство предоставить рынку более решающую роль в распределении ресурсов, но политика китайского правительства по-прежнему благоприятствует государственным предприятиям и подчеркивает стабильность. Лидеры Китая в 2010 году обязались удвоить ВВП Китая к 2020 году, и для достижения этой цели 13-й Пятилетний План предусматривает ежегодный экономический рост целевых показателей на уровне не менее 6,5% к 2020 году. В последние годы Китай возобновил поддержку государственных предприятий в секторах, которые считаются важными для «экономической безопасности», явно стремясь стимулировать конкурентоспособность на мировом рынке. Китайские лидеры также подорвали некоторые рыночные реформы, подтвердив «доминирующую» роль государства в экономике; такой подход препятствует частной инициативе и со временем делает экономику менее эффективной. Небольшое ускорение экономического роста в 2017 году - первое такое повышение с 2010 года - дает Пекину больше свободы для проведения экономических реформ, уделяя особое внимание сокращению доли заемных средств в финансовом секторе и Приоритетной Программе структурных реформ, впервые представленной общественности в конце 2015 года.

ВВП КНР (паритет покупательной способности):

  • 23,21 трлн. (оценка за 2017 год);
  • 21,72 трлн. (оценка за 2016 год);
  • 20,35 трлн. (оценка за 2015 год).

Примечание: данные в долларах 2017 года

Место страны в мире по этому показателю: 1 (первое место)

При написании данного обзора использовались личная экспертная оценка и следующие материалы из Всемирной книги фактов ЦРУ: https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/ch.html.

Торговая война США и Китая

торговая война США и КНР на карте мира

Торговая война США и Китая стартовала практически сразу после того, как Дональд Трамп вступил в должность президента Соединенных Штатов в январе 2017 года. Однако противоречия между двумя крупнейшими экономиками мира нарастали давно. В своих предвыборных речах Трамп обещал избирателям вернуть в страну миллионы рабочих мест, уплывших в Китай, и осадить зарвавшихся лидеров «поднебесной», которые всерьез возмечтали о мировом лидерстве, и, придя в Белый Дом, он стал активно исполнять свои обещания. Американская элита прекрасно видела, что коммунистический Китай осторожно, но уверенно стремится стать не просто второй сверхдержавой в мире, а мечтает о глобально лидерстве. И для этого у Пекина были все основания: еще в 2016 году ВВП КНР, если считать по паритету покупательной способности, достиг 21 трлн. дол и превысил ВВП США. И дальше разрыв только увеличивался, что не удивительно, учитывая , что последние 20 лет экономика Китая росла в среднем на 7-8% в год, в то время как американская экономика 2-3% в год.

Многие американские политики и экономисты указывали на то, что нужно что-то делать, чтобы не потерять мировое лидерство в сфере инноваций и высоких технологий, и что пройдет не так много времени, и Пекин и тут может вырваться вперед. Тем более председатель КНР Си Цзиньпин даже указал на последнем съезде китайской компартии конкретную дату, когда «поднебесная» должна стать мировым технологическим лидером – это 2025 год. Но только у Трампа хватило смелости и политической воли вступить в открытое противостояние с Пекином за мировое политическое и экономическое лидерство.

Видимо, так глубоко запала нынешнему президенту США книга экономиста Питера Новарро написанная в соавторстве с Грегом Отри «Смерть от Китая. Лицом к лицу с драконом», которую Трамп прочел еще в 2011 году. В ней профессор Калифорнийского университета доказывал, что вся экономическая деятельность Китая несет угрозу для США и требует активного противодействия. Сразу после избрания на пост президента США, Трамп назначил Новарро главой влиятельного Совета по международной торговле. Одновременно была запущена процедура расследования в отношении целого ряда китайских товаров.

Основные претензии Дональда Трампа к КНР, были, на первый взгляд, весьма весомыми и во многом обоснованными. Во-первых, это громадный дефицит во взаимной торговле, потом манипулирование валютным курсом, воровство американской интеллектуальной собственности, государственное субсидирование экспорта, жесткий протекционизм своего внутреннего рынка. Но, если попытаться разобраться по каждому пункту в отдельности, то все получается не так однозначно, а главное многие из этих проблем достаточно успешно решались еще при администрации Барака Обамы. В частности, в последние годы Китай осторожно снижает импортные пошлины и постепенно все шире открывает свои рынки для зарубежных товаров, в том числе американских. Что касается до торгового баланса, то тут, действительно, у США с Китаем отрицательное сальдо за 2018 год было в размере 323 млрд. дол.

Губернатор штата Висконсин Скотт Уокер, президент США Дональд Трамп, глава Foxconn Терри Гоу торжестенно закладывают первый камень завода Foxconn в Америке
Губернатор штата Висконсин Скотт Уокер, президент США Дональд Трамп, глава Foxconn Терри Гоу торжестенно закладывают первый камень завода Foxconn по сборке ЖК-дисплеев в Америке стоимостью в $10 млрд. Завод начнет работу в 2020-м году. Строительством завода в США топ-менеджмент компании Foxconn (торговое наименование крупнейшей тайваньской корпорации Hon Hai Precision Industry, являющейся также крупнейшим в мире контрактным производителем электроники, в том числе сборщиком всех iPhone и iPad для Apple) пытается диверсифицировать риски, возникшие в результате торговой войны Китая и США.

Но надо учитывать, если в торговле товарами Китай безусловно доминирует, то в торговле услугами, преимущество на стороне США. Они имеют тут положительное сальдо в размере 38,5 млрд. дол. Да и возвращение рабочих мест из Китая в США постепенно набирает темпы. То есть процесс сглаживания объективных экономических диспропорций в торговле был запущен, но шел он слишком медленно, по мнению Трампа, и он решил его ускорить. Тем более, что политическая составляющая в гонке за мировое лидерство становилась все более очевидной.

Формально старт торговому противостоянию двух держав был дан в августе 2017, когда Белый Дом запустил расследование нарушений Китаем нормативных актов в области интеллектуальной собственности и выстраивания барьеров на пути американских товаров. По итогам этого расследования 22 марта 2018 года вышло постановление правительства США, в котором были намечены основные направления противодействия торговой «агрессии» Китая, и выстраивания новых правил двухсторонней торговли. Этот документ позволял вводить любые ограничения на доступ китайских товаров на американский рынок. В результате, уже на следующий день были подняты ввозные пошлины на китайские сталь и алюминий на 25% и 10% соответственно. Ровно через неделю Китай ответил введением пошлин в размере от 15% до 25% на 128 видов товаров из США, в первую очередь продовольственных.

Спусковой крючок был нажат, боевые действия начались. Тут же США публикуют список из более чем тысячи китайских товаров, которые могут быть обложены повышенными импортными пошлинами. Ответ из Пекина последовал незамедлительно. Госсовет КНР ввел 25-процентные пошлины на 106 видов американской продукции, включая автомобили, самолеты, соевые бобы и продукцию нефтехимии.

В мае 2018 в торговой войне была сделана передышка. Стороны вроде бы решили сесть за стол переговоров и решать все спорные вопросы миром. Но уже в июне стало ясно, что достичь компромисса не удалось, и стороны продолжили обмен ударами. Сначала США ввели пошлину в размере 25% на китайские товары на общую сумму 50 млрд. дол, на что Китай ответил введением такой же пошлины на 660 видов американской продукции на ту же сумму.

В конце августа 2018 года Белый Дом вводит новые пошлины на китайские товары на 16 млрд. дол, в ответ Пекин дает зеркальный ответ. Правда в декабре 2018 года на саммите G20 в Аргентине лидеры двух стран Дональд Трамп и Си Цзиньпин объявили о временной приостановке торговых баталий. Было решено отложить на 90 дней ведение взаимных пошлин и попытаться за это время найти решение по основным спорным проблемам. В январе-феврале 2019 года торговые делегации КНР и США провели семь раундов переговоров. В начале марта казалось, что все готово к подписанию всеобъемлющего мирного договора, согласно которому Пекин обязуется резко снизить все импортные пошлины на американские товары и допустить американские банки и страховые компании на свой финансовый рынок, а Вашингтон в ответ отменит все введенные против Китая санкции.

Китайская технологическая компания Huawei уже очень сильно пострадала от торговой войны США и КНР
Введенное Трампом ограничение для американских компаний на торговлю с Huawei уже серьезно ударило по бизнесу этой китайской технологической корпорации. А дальнейшая эскалация торговой войны США и Китая может привести к существенному замедлению развития систем связи нового поколения 5G.

Но достичь всеобъемлющего соглашения, которое устроило бы обе стороны так и не удалось. В мае переговоры застопорились, и президент США даже не исключил, что повышенной пошлиной будут обложены все без исключения китайские товары если компромисс так и не будет найден.

Очевидно, что продолжения торговой войны не хочет никто. Но каждая из сторон хочет заключить мир на максимально выгодных для себя условиях. Пока инициатива на стороне США, которые играют в этой шахматной партии белыми. Они активно начали и сразу бросились в наступление. Учитывая, что Китай поставляет на американский рынок товаров почти на 500 млрд., а американцы на китайский рынок лишь на 155 млрд., то и ущерб от введения взаимных пошлин для КНР будет почти в 3 раза больше, чем для американских производителей.

Понятно, что есть и другие рынки, но лишиться американского рынка не могут позволить себе даже крупнейшие китайские компании, которые работают по всему миру. В 2017 году Минторг США ввел специальные санкции против китайского технологического гиганта ZTE, обвинив его в сотрудничестве с Ираном и запретив на 7 лет закупку американских чипов и других компонентов. В результате китайской компании пришлось выполнить все условия Вашингтона: выплатить штраф в размере 1,4 млрд. дол и сменить свой совет директоров. А в мае этого года американские власти ударили всей своей мощью по другой крупнейшей китайской технологической компании Huawei.

В Белом доме посчитали, что от китайской компании исходит угроза национальной безопасности, и Трамп своим указом ввел специальный режим, который резко ограничил деятельность Huawei на территории США. В результате ведущие американские технологические корпорации, такие как Intel, Qualcomm, Google , Xilinx и Broadcom объявили о прекращение сотрудничества с Huawei, что может лишить одного из крупнейших в мире производителя смартфонов доступа к американским чипам и программному обеспечению. И хотя в конце мая Минторг США отложил на 90 дней введенные ограничения, ситуация вокруг Huawei остается весьма напряженной. Особенно, если учитывать, что именно эта компания является мировым лидером в производстве оборудования для сотовых сетей 5-го поколения.

Президент Соединенных Штатов Америки Дональд Трамп и председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин во главе делегаций во время переговоров на саммите G-20 в Осаке в июне 2019 года
Президент США Дональд Трамп и председатель КНР Си Цзиньпин во главе делегаций за столом переговоров на саммите G-20 в Осаке в июне 2019 года.

Но, хотя китайской стороне пока приходится большей частью обороняться, у Пекина есть свои козыри в этом противостоянии. Во-первых, китайскому лидеру Си не надо переизбираться каждые 4 года, а у Трампа президентские выборы в следующем году, и если до этого времени торговая война не прекратится, его перспективы на то что бы остаться в Белом Доме будут весьма туманными. Кроме того, в Китае находятся почти 80% запасов редкоземельных металлов, а их поставки в США могут быть в любой момент прекращены. А еще у китайских властей остается тяжелая артиллерия в виде 1,2 трлн. долларов, вложенных в американские долговые обязательства, которые они могут выбросить на рынок и тем самым серьезно дестабилизировать всю финансовую систему США. И хотя сейчас никто из серьезных экономистов себе такого представить не может, никто не знает, куда могут завести торговые баталии и борьба за глобальное лидерство две крупнейшие экономики мира. Возможно, на предстоящем уже на этой неделе саммите G-20 в Осаке, лидеры США и КНР Дональд Трамп и Си Цзиньпин все же достигнут какого-то соглашения. Если же торговая война продолжится, то ее неизбежным следствием станет замедление роста мировой экономики, падение цен на энергоносители и металлы, что может негативно отразиться уже на российской экономике и привести к падению курса рубля и снижению доходов бюджета.